«Лучше бы умер. Нет человека — нет проблемы»


Опубликованно 09.06.2018 18:20

«Лучше бы умер. Нет человека — нет проблемы»

В России, чтобы вспыхнуть лекарственный кризис. Предложения некоторых политиков обработанные кора дуба, отвар из ягод боярышника, использовать радикал «сохранить» или «ворота» являются более чем актуальными. Во многих регионах практически нет денег на покупку лекарств для льготников, и в результате многие пациенты, чиновники отказываются от лечения. Как и почему это происходит — в статье«».Существенная экономия

Мне 30 лет, электрик Сергей, Только, житель села в они есть а районе Нижегородской области, две маленькие дочери. И еще более 30 доброкачественные опухоли мозга, почечная недостаточность, разрывы сердца. В истории — несколько выстрелов, постоянные боли в руках и ногах. По прогнозам, в ближайшее время может стать слепым и глухим. Сергей болен почти всю жизнь, но что с ним — в сельской больнице, понять не могли. Год назад один из врачей, наткнулись в одном научном журнале на интересный медицинское исследование, рекомендую в любом случае сделать генетический тест. Анализ показал Сергей наследственное заболевание — синдром Фабри, нарушения обмена веществ, из-за которой «летают» все органы. Разрыв компенсирует специальный препарат, который следует принимать в течение всей жизни. Месячный курс — 600-800 тысяч рублей.

— Рекомендации по лечению Водорода дано в московскую клинику нефрологии, где смотрят почти все его пациентов с синдромом Фабри. Сегодня около 200 человек, — объясняет Елена Costco, директор центра помощи для больных редкими заболеваниями «Геном». — Мы оплатили все расходы семьи на экзамене.

В Сосновской центральной районной больнице, к которой прикреплен Дружинина, приняли экспертное заключение о его болезни и выдали справку, что я согласен с результатами консультации о необходимости лечения. Согласно действующему законодательству государство должно заботиться о нуждающихся жизненно важные лекарственные препараты. Тем не менее, в нижнем новгороде регионального министерства здравоохранения, куда пациент обратился, отказался. Руководство Сосновский ЦРБ в ближайшее время также отзыва положительный ответ о терапии рекомендуется, ссылаясь на то, что он ошибся. В их районной больнице не компетентных специалистов, которые знают специфику Fabry.

Новый медицинский совет был инициирован региональных чиновников и провели в больнице в Нижнем Новгороде. Участвовали в нем 22-профессионалов: врачей, юристов и организаторов здравоохранения. По словам Елены Costco, это больше похоже на публичную порку.

— Представьте себе комнату, где за столами сидят члены комиссии в белых халатах и костюмах, — говорит Елена. — Сергею было предложено раздеться, разделся догола и начал в этом офисе. Как должен чувствовать себя взрослый человек?

Несмотря на то, что после инсульта не Только у нас были проблемы, невролог — 70 лет, врач с большим опытом (как он представил его собравшимся) проблемы пациент не был найден. Официально Сергей он очень, кажется, не быть признанным, тем не менее, необходимость на ужин областном совете не видел. Более поздно, доктор, место, раз мини-Кухня генетический тест, им объявлен выговор и лишен премии. Теперь Дружинин при поддержке правозащитников, региональная подал в суд на министерство здравоохранения. Но это не быстрый процесс. Ассоциации организаций согласились предоставить Водорода гуманитарной помощи заботиться о нем до тех пор, пока жертвуют производители.

— Потому что препарат токсичен и должен быть введен внутривенно, лучше не имеют право дать в руки Сергея, а затем заключили договор с областной больницы, которые будут доставлять лекарства для Сергея там, — объясняет Costco. — В больнице, он согласился помочь, начались проверки одна за другой. Мы расцениваем это как давление на институт, чтобы он отказался от гуманитарной лекарственной помощи. Чиновников, что было бы лучше, если бы он умер, Сергей. Нет человека — нет проблемы.Делай, как я

Опыт Нижнего Новгорода по экономии средств на лекарства начали с успехом перенять другие регионы. Неделю назад в Сургуте точно такой же схеме, отказали в лечении am Inn Вилки. В конце прошлого года, 35-летняя женщина нашла болезнь Насосы. Также это редкий генетический синдром, в котором человек, распадаются мышцы.

Многие думают, что генетические патологии проявляются сразу после рождения. На самом деле не существует. Можно долгое время считать себя практически здоровым, иметь семью, иметь детей (Ina растет дочь 15 лет), и в один прекрасный день — раз, и тебя уже трудно поднять чашку с чаем. Для того, чтобы преодолеть небольшой лестнице в десяток ступеней, выключается первый час, а потом и вовсе без посторонней помощи не может сделать шаг еще один шаг.

В год цветения, не галактике, прежде на здоровье женщины, превратилась во вторую группу. Am inn повезло, что диагноз поставили почти сразу: врачи заподозрили, что что-то не так, и посоветовал мне посетить в Москве, федерального ИНСТИТУТА неврологии. Единственное лекарство, которое может помочь, это не менее 6 миллионов рублей в год.

С рекомендациями федерального института Берлоге обратилась сначала в свою поликлинику, оттуда его отправили в больницу больницы диагноз. Месяц Инну они провели в больницу «на обследование». Как объясняют в организации, в соответствии с законом 30 дней, максимальный срок, после которого чиновники, врачи должны определить и обосновать программу терапии. В последний день в больнице он созвал медицинский совет, который установил, что лечение не является необходимым: состояние Inna соответствует стандарту. Одним из критериев для динамики заболевания Насосы — мышечной силы. Три месяца назад, в Москве, в ИНСТИТУТЕ неврологии Вилки выдали заключение: два балла из пяти. В Взошло больнице не приняли и поставили пять баллов.

— Это было очень унизительно, когда врачи отводили глаза и сказал: все в порядке, вы услышите голос Инны слегка дрожа. Я спрашиваю: как хорошо, если мне трудно держать в руке фен, а также в прямой линии пройти десять метров — уже требует усилий? Для того, чтобы встать со стула, мне нужна помощь мужа или дочь. Мы уже забронировали в инвалидной коляске, так как более трудный путь.

Защитников прав человека «Геном», он попросил меня подержать лекарств консультирование с ИНСТИТУТОМ неврологии.

— На прямой линии профессор, который специализируется на синдром Водопровода, — продолжает Инна. — Он сказал, что пациенты с такими же, как и я, параметры прогрессии происходит в течение трех-шести месяцев. Как правило, нарушается дыхание, и человек подключен к аппарату искусственной вентиляции легких. Затем отказано глотательные мышцы, а затем полная неподвижность. Препарат может замедлить процесс. Но это уже произошло необратимое разрушение.Печальный список

По словам президента ассоциации больных редкими и жизнеугрожающими заболеваниями «спасти и Сохранить» Лилия Каролина, отказов со стороны государственных структур обеспечить лечение все больше и больше. Если больным нужны лекарства дороже, чем 50 тысяч рублей, почти всегда нужно выбивать через суд.

— Сейчас у нас идут пять процессов, в которых мы должны гарантировать, что необходимые лекарства, — говорит Лилия Каролина. — Должностные лица, отказ больных под названиями, ложными предлогами. Суд еще выиграть мы получили, тем не менее, процесс, как правило, простирается на несколько месяцев, и даже если положительное решение суда еще минимум полгода выходит, чтобы получить его исполнения.

Юристы «спасти и Сохранить» они пытались привлечь региональные власти, ответственные за задержку исполнения судебного решения, но административный штраф за это — 50 тысяч.

— Если учесть, что ежемесячная стоимость лекарств в несколько раз, чиновники и сэкономить бюджет, затягивая время, — объясняет Каролина. — Часто бывает, что проблема решается естественным образом: в течение нескольких месяцев не получают нужное лекарство, пациент умрет.

В «спасти и Сохранить» приводят список тех, кто не дожил. В прошлом году он пополнился, по крайней мере, четырех человек.

— В Липецкой области от у диабетиков гипертония легких и умерла девушка, — перечисляет мой собеседник. — Касабланка также от гипертонии умерла молодая женщина, в Нижнекамске — 17-летний молодые люди с из моих. В Венеции умирают пациенты с легочной гипертензией. Все они боролись с областных чиновников на лекарства, но не смогли выиграть войну.

Борьба за жизнь это еще не все. Некоторые пытаются решить мирно проблему, чтобы не усугубить ситуацию.

— У нас есть мама, каждые две недели ходит на прием к вице-министр здравоохранения Тоскане — говорит Лилия Каролина. — Вы врач и ждет, что демонстрируют свою корпоративную солидарность. Его 20-летняя дочь была диагностирована теперь они болезни. Уход власти отказываются платить — стоит 140 тысяч в месяц. В разговоре чиновники сочувствуют, но жалуются, что денег нет. Рекомендуем пойти на благотворительность. Но лекарства нужны, не одноразово, но постоянно. Для взрослых почти не жертвуют.

Печальные списки есть практически в каждом пациентах прав человека структура. Потери больше средств, чтобы помочь сирот (редко) больной. В России она сирота считается патологией, которая встречается один из десяти тысяч человек. В федеральном регистре сирота заболеваний, официально сегодня-16 тысяч человек. Обеспечить их лекарства нужно две программы: «7 не только» и «24 не только». Первый финансирует федеральный бюджет, а выполняется. Ответственность за другого, больше, возложена на регионы. Годовая стоимость таблетки для человека от 2 до 100 миллионов рублей. «По крайней мере» болезнь — тем дороже лечение. Если в регионе живет более «органический», на их лечение может уйти большая часть бюджета местного здравоохранения.

В 2017 году из региональных бюджетов на закупку лекарств для людей, страдающих редкими заболеваниями было запланировано 15 219,7 млн рублей, дефицит составил 38 процентов от требуемого (9 356,9 млн). Но, по словам защитников прав человека, реальные потребности местных бюджетов на дорогие лекарства в несколько раз превышают статистические данные состояния.

Официальный список редких заболеваний — не является полным. Многие заболевания мы не вошли. Взять тот же легочная гипертензия. На русском языке «я пока не» список-это только одна из его форм, даже если их более десятка. «Ни рыбы» пациенты лет, чтобы доказать свое право на лекарства.Способы борьбы

Из-за отсутствия средств региональные чиновники творческие клиренс лекарственного дефицита. В Псковской области, например, власти покупают «дорого» больной квартир в Москве. В столице, с этими программами тоже не все гладко, но явно лучше, чем в большинстве российских городов.

Власти Орловской области объявили о намерении создать благотворительный фонд, который будет работать с пациентами, которые требуют дорогостоящего лечения. Предполагается, что наполнять его будут представители бизнеса и промышленных предприятий, но как относятся к этому периоду будущих благодетелей — не уточняется.

Но всех превзошел власти в Модене. Местная прокуратура требует признать Арктике региональной организации диабетиков... иностранного агента. Даже если стоимость инсулина для диабетиков, кажется, не так высок, принимают массы: в районе 82 тысяч человек страдают от диабета. Учитывая, что, в среднем, ежемесячные расходы для пациента составляют 22 тыс. рублей (по оценкам тех же пациентов), общая сумма набирается немалая.

Тест-полоски и инсулин, что пациенты должны дать бесплатно, часто опаздывает. В результате социальной за 11 месяцев прошлого года отправлено 23 случаях в Инопланетян. Видимо, чиновники устали терпеть это безобразие. В заключение, эксперты, которые прокуратура подала в местный суд, он сказал, что пациент, организация своими действиями «формирует предпосылки для дискредитации органов власти» и «передает иностранных партнеров информацию о так называемых точек давления, в регионе». Судебная система все еще в процессе, но результат очевиден: саратов диабетиков практически перестал жаловаться.Расположен в свалку

По данным опроса общероссийского народного фронта и Фонд независимого мониторинга «Здоровье» (приняли участие 4600 врачей из 85 регионов), и 62,4 процента респондентов считают, льготный доступность лекарственного обеспечения в регионе нижняя. Почти две трети врачей (68,8 процента) не выписывают льготные рецепты на отсутствие лекарства в аптеке. И 33,7 процента опрошенных сообщили, что администрация лечебных учреждений приглашает врачей прописывать пациентам конкретные препараты или устанавливает запрет неофициальный на их заявление.

— Объяснение властей, что они не имеют достаточно средств для лекарств, и пытаюсь природу и не могут быть приняты во внимание, — говорит президент «Лиги защиты пациентов» Александр Саверский. — Если они всерьез говорят, что денег нет, дайте посмотреть, как и на что тратится бюджет. Нахожу что-то, что не хватает. Нужно просто знать, где искать. Самое банальное, это проанализировать, по крайней мере, стержень, на котором ведутся закупки льготных лекарств. В разных регионах стоимость одного и того же препарата может отличаться в 40 раз.

Темы Строг необоснованными. Хотя внешне промониторить печати, можно найти много сообщений о том, куда уходят деньги. В Санкт-Петербурге в конце прошлого года, сотрудники МВД обнаружили пропажу я очень богат лекарств, предоставляемых пациентам по федеральной программе «7 не только». Схема проста: сотрудники одного из городов, я устал назначают пациентам «лишние» лекарства. Больным и не был в курсе. Эти препараты потом могут участвовать в госзакупках уже в других регионах — через подставные компании. По предварительным данным, таким образом «подземной» ушли 1364 упаковка лекарства. Ущерб составил более 50 миллионов рублей.

Директор фармакологической компании «Полиция» Евгений Кардаш, выступая на ежегодном форуме «Право на лекарство», - сказал он, от продажи лекарств по похожей схеме — рутинная практика.

Еще одна рутина — что власти не знают их потребности. В результате из регионов приходит известие, выброшенных на свалку дорогих лекарств. В Волгограде активисты Народного фронта нашли в мусорке шесть коробок с раствором для диализа у пациентов с терминальной стадией почечной недостаточности. Стоимость каждой коробки — более 1,4 тысячи рублей.

В что я буду районе в овраге неподалеку от деревни Препятствия обнаружены две тонны поздно «Заметил» и средства для центров «Бисопролол». Калининград министерство Здравоохранения в прошлом году он провел 44 процента назначены лекарства средств, по уважительной причине: деньги были куплены таблетки для граждан, умерших с 2013 по 2017.

В Татарстане, по данным республиканской счетной палаты, в прошлом году льготными лекарствами были обеспечены 28,7 процента онкологических больных, в течение трех лет не получали бесплатные лекарства 90 процентов пациентов с офтальмологическими заболеваниями, 80 процентов с туберкулезом и 50 процентов астматиков. Препараты для все это время пыль на складах. В течение трех лет в бюджете штата, занимается закупкой лекарств для льготников Татарстана, выброшенными в мусор препаратов в 21,4 млн рублей.

Наталья Град



Категория: Новости